Четверг, 23.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:30:47

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Филиппины в борьбе с радикальным терроризмом

Филиппины в борьбе с радикальным терроризмом

Печать PDF

В конце мая нынешнего года состоялся официальный визит президента Филиппин в Москву и его переговоры с главой российского государства. Вместо запланированных пяти дней Родриго Дутерте пробыл в РФ менее двух суток. Он был вынужден экстренно вылететь на родину, где произошли драматичные насильственные события. Которые не закончились до сих пор и могут внести существенные коррективы – как в региональную, так и в глобальную военно-политическую реальность.

23 мая 2017 года филиппинский город Марави был захвачен бандами радикальных исламистов. Численностью около 1.000 боевиков и без тяжёлого вооружения (без бронетехники, артиллерии, зенитных и противотанковых ракет, миномётов и т.п.). Порой и без автотранспорта, без мобильных джихад-тачанок в виде пикапов с пулемётами. Более того, захватчики принадлежат к двум различным группировкам, а бои в Марави начались по инициативе правительственных силовиков.

Филиппинская армия вместе с полицией намеревались арестовать лидеров одной из банд. Но ход операции был настолько «удачен», что ускользнувшие бандиты захватили город с населением 200.000 человек, нанеся болезненное поражение и полиции, и армии.

За истекшие два месяца ликвидировать исламистский мятеж в Марави и его окрестностях не удалось. Исход мирного населения из города не ослабевает. Летучие мини-отряды джихадистов продолжают сопротивление, используя набеги и рейды, расстреливая заложников и пленных, действуя размашисто и жестоко. Они не испытывают дефицита в лёгком вооружении, боеприпасах и фанатичной мотивации. Они состоят из местных лиц и боевиков с опытом войны в Сирии, Ираке, Ливии. Они проявляют завидную грамотность в тактическом и пропагандистском отношении, умело раскалывают население по религиозному признаку и закрепляют раскол кровавой круговой порукой.

Провинции Ланао и Мангиданао, густая россыпь островов между Филиппинами и Малайзией входят в автономный район мусульманского Минданао. Это единственный филиппинский регион с собственным правительством и расширенными полномочиями в распределении бюджетных средств, культурном, инфраструктурном и прочем развитии. Здесь проживает около 3.5 миллионов человек, это проживание веками было мирным. Сепаратистские конфликты на Минданао тянулись десятилетиями и на жизни большинства островитян практически не влияли. Даже наиболее актуальная беда для современных Филиппин – низовой, дешёвый и разъедающий вирус наркомании – в мусульманских провинциях распространён слабо, в том числе из-за религиозных устоев.

Однако в сирийской Ракке или в иракском Мосуле тоже имелись вековые традиции отторжения наркомании, межрелигиозной терпимости и межнационального уважения. Что не помешало этим городам стать столицами чёрного халифата и эпицентрами средневекового варварства. Промедление в ликвидации филиалов ИГИЛ (запрещённая в РФ организация) несёт угрозу самому существованию государств-носителей этих филиалов. Оно чревато дестабилизацией соседних стран, опасно лавинами ужасающих преступлений и миграционного исхода. Нынешние мятежники придерживаются экстремистской идеологии, человеконенавистнической практики и преследуют цель создания собственного квазигосударства по образу и подобию ИГИЛ.

Филиппинские власти прилагают значительные усилия в борьбе с международным терроризмом на самом южном острове архипелага. Эти меры носят комбинированный характер боевых и агентурных действий, религиозных разъяснений, экономической мотивации, общественной мобилизации и т.д. Они включают даже расширение полномочий шариатских судов для местного мусульманского населения и материальные компенсации за период испанской колонизации. Но собственных ресурсов для решительной и (главное!) стремительной победы над вооружённым и непримиримым противником явно недостаточно.

Ни один из лидеров мятежа не уничтожен и тем более не пленён. Потери радикалов несопоставимы с масштабом армейской операции – увы, не в пользу последней. Полная очистка от боевиков города Марави только предстоит. Количество штурмовых вертолётов или самолётов с управляемыми бомбами можно пересчитать по пальцам двух рук. Умелых и опытных пилотов для такой авиатехники – по пальцам одной руки. Террористы превосходят филиппинских силовиков в защищённых средствах связи, в мастерстве обращения с взрывчаткой, а иногда и в боекомплекте.

Что происходит в густых джунглях и на сотнях мелких островов – толком неизвестно ни правительственным чиновникам, ни спецслужбам, ни армейскому начальству. Родриго Дутерте резко критиковали за введение военного положения на всём острове Минданао сроком на два месяца. Всего 10 дней назад военное положение продлено сразу на полгода – ввиду тяжёлой неопределённости военно-политической ситуации. Критики «милитаристской тирании» предпочитают помалкивать. Слишком убедителен враг, кому эта «тирания» мешает захватить властные кабинеты, понаставить виселиц и плах на площадях.

Внешнеполитическая активность руководства Филиппин до боёв в Марави была связана с попытками диверсифицировать зависимость от США. С 1901 года Филиппины являются американской колонией, «смуглым малышом» в песочнице заокеанского великана. Да, после 1945 года в стране восстановлена независимость, государственные институты, политическая конкуренция и прочие атрибуты суверенности.

Но на Филиппинах по-прежнему находятся американские военные объекты и армейские части. Здесь обслуживаются корабли и экипажи Тихоокеанского флота США. Здесь наличествует шесть солидных баз американских ВВС – больше, чем в Японии, Южной Корее и любой другой азиатской стране. Здесь сильны позиции ЦРУ, АНБ и других представителей американских борцов невидимых фронтов.

В ходе боёв филиппинской армии с радикальными джихадистами резкая антиамериканская риторика нового президента ушла в прошлое. А фанатичные боевики уходить в прошлое никак не желают. Техническая и тактическая оснащённость филиппинских силовиков показали неготовность к антипартизанским операциям в джунглях и городской застройке. Закупка нового вооружения в РФ или подготовка спецназа по методикам КНР если и рассматривается официальной Манилой, то на дальнём военно-политическом горизонте. Террористов же следует брать на прицел здесь и сейчас.

Консультативная и разведывательная помощь от ЦРУ и Пентагона поступает Филиппинам на протяжении всего конфликтного обострения последних месяцев. Действующие части филиппинской армии и полиции, системы снабжения и связи, штабы и разведка только эту поддержку и смогут воспринять. Местные войска и органы безопасности комплектуются, обучаются и сражаются по американским инструкциям и американским оружием.
Для Манилы эта реальность столь же важна, как и заокеанская потребность оказать решительную помощь «маленькому смуглому брату» для победы во имя «Make America Great Again». Был бы сам факт военного триумфа, пусть и миниатюрный. Раздуть его до вселенских масштабов – дело техники и управляемых СМИ.

1 мая 2003 года на борту авианосца «А. Линкольн» президент США Дж. Буш-младший провозгласил полную викторию US Army над саддамовским Ираком. С тех пор прошло 14 лет, а новых военных побед у бывшего глобального гегемона нет. Собственно, и гигантская по затратам ближневосточная авантюра мутировала в полный политический крах. Постсаддамовский Ирак придерживается проиранской ориентации, что в 2003 году выглядело абсолютно невозможным.
Бравое вторжение в Афганистан близится к завершению всех интервенций в эту горную страну – то есть к эвакуации US Army и к фактическому признанию режима талибов (движение «Талибан» - запрещённая в РФ организация).
Попытка свержения Б. Асада и переформатирования Сирии не удалась, активность Пентагона и ЦРУ в этой стране идут на убыль.
Попытка свержения М. Каддафи и расчленения Ливии удалась – но лучше бы она не удавалась. Итог переформатирования ужасен для всех причастных к нему лиц. В том числе для дипломатов США в этой некогда процветающей стране.
Попытки силового давления на КНДР находятся в стадии «Наши авианосцы отступают на тыловые базы с чувством собственного достоинства».
Попытки подогревать вооружённые конфликты в ближнем российском зарубежье связаны с большими издержками и неспособностью «поваров» просчитать токсичность своих блюд в ближней перспективе.

Нынешняя ситуация на южных Филиппинах выгодно отличается от всех региональных конфликтов с участием США. Американские войска и спецслужбы способны быстро и эффективно ликвидировать пока что немногочисленные банды джихадистов – будь то в городах, джунглях или на островах. Точнее, США могут оказать серьёзную помощь филиппинской армии и таки похлопать по плечу строптивого Дутерте.
Благодаря спутниковой и авиационной разведке, с помощью ударных БПЛА, аэродромных и палубных бомбардировщиков, посредством радиолокационного и технологического превосходства. Привлекая службы финансового мониторинга – не Всевышний же посылает головорезам новенькое оружие, амуницию, дорогостоящие средства связи, мощные джипы и скоростные катера. Используя уже имеющуюся инфраструктуру, каналы снабжения и связи, прямых и тайных агентов влияния в силовых и государственных органах «младшего смуглого брата».

Тяжёлую и опасную работу на земле предстоит выполнить местным военным, полицейским, рядовым гражданам. «Старший бледнолицый брат» проведёт ударно-воздушную и шпионско-спецназовскую операцию, удовлетворившись всеми победными лаврами. Уничтожив опаснейшее гнездо чёрного халифата без помощи иных держав, с нерасторопными смуглыми подмастерьями на вспомогательных ролях. Находящимся в конфликтной сваре американским элитам тоже не помешает демонстрация военного могущества США – быстрая и дешёвая, без потерь исключительных граждан и без опасности конфронтации с иными державами.
Филиппинскому руководству необходимо извлечь максимум из американской потребности в «маленькой победоносной войне». Ибо для Филиппин эта война отнюдь не маленькая и который месяц далека от решительной победы.