Вторник, 31.05.2016г.

Последнее обновление:Сегодня, 01:51:18

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Энергетические проекты: cланцевая контрреволюция в США?

Энергетические проекты: cланцевая контрреволюция в США?

E-mail Печать PDF

После 10 лет осуществления сланцевой революции в добыче углеводородного топлива можно подвести некоторые итоги этого процесса. Действительно значимого во всемирном масштабе, пусть и сосредоточившегося в нескольких североамериканских штатах. Бесспорными слагаемыми сланцевого переворота в США стали следующие факты:

Технология разработки основана на сочетании наклонно-направленного бурения с многочисленными гидроразрывами горизонтальных пластов.
Буровые работы должны выполняться в режиме «Non Stop», для них требуются значительные объемы пресной воды (до 15.000 тонн на скважину), применение песка и химикатов. Геология срединных штатов отличается обилием сланцевых залежей и сравнительно небольшой глубиной их залегания.
Типичный срок эксплуатации сланцевой скважины – от полутора до трех лет. Традиционные углеводороды фонтанируют из-под земли десятилетиями.
Принципиальных технологических улучшений сланцевой добычи за последние 10 лет не произошло.

В США и Канаде создана и до 2015 года успешно функционировала уникальная система активного постоянного бурения, законодательного и финансового обеспечения этого процесса (аренда, кредитование, налогообложение, преференции и проч.). Например, в США за весь 2012 год было пробурено более 45.000 скважин для нефте- и газодобычи. Во всем остальном мире – менее 4.000! Соответственно, количество буровых установок в США многократно превышало мировые показатели и достигало 1.600 работающих единиц.

Извлечение природного газа из американских сланцевых пород увеличилось в семь раз, с 54 млрд. м3 в 2008 году до 320 млрд. м3 в 2014 году. Вкупе с традиционными месторождениями это вывело США на первое место в мире по газодобыче – 729 миллиардов кубометров по итогам 2014 года.
Добыча сланцевой нефти в США увеличилась с 0.5 до 4.5 млн. баррелей в день – то есть в девять раз за рассматриваемый 10-летний срок. Однако при этом симметрично снизилась традиционная нефтедобыча. Суммарный нефтяной поток из американских скважин в 2015 году был меньше, чем… в 1970, до первого кризиса нефтяных цен! Добыча нефти в США на своем пике достигала 9.5 млн. баррелей в день (в феврале 2016 – 9.15 млн.).

Спад цен на природный газ в США совершенно не коррелировал со стоимостью нефти. Газовые котировки ввиду явного избытка предложения сократились (за тысячу кубометров) с 341 $ в 2007 до 137 $ в 2012. Последовала череда банкротств, поглощений и оздоровлений газодобывающих компаний, цены несколько выросли, но уровня в 200 $/тыс. м3 так и не превысили. Почти весь добываемый в США природный газ там же и находит свое применение. На внешние рынки по морям-океанам хромированные газовозы отправились в единичном количестве. Хотя законодательные препоны сняты в прошлом году, наличествуют многочисленные терминалы для отгрузки СПГ. Но эпизодическая отгрузка летучего топлива осуществляется только с двух СПГ-терминалов по заранее заключенным контрактам.

Сланцевая нефтедобыча переживала бурный расцвет, росла вширь и активно использовала потенциал «Свыше 100 $ за бочку». Америка сократила импорт нефти до 7.5 млн. баррелей в день, поощряя доступом на свой рынок союзников и сателлитов. Закупки черного золота в недемократической Венесуэле (за период 2010-2013 гг.) были уменьшены на 33 %, а приобретение оного продукта в просвещённо-толерантных Саудовской Аравии и Кувейте выросло на 17 %. Лидер капиталистического мира по-прежнему потребляет вдвое больше нефти, чем добывает. Не смотря на использование 80 % имеющихся буровых установок именно для нефтедобычи – 10 лет назад 80 % буровых применялись в США для добычи природного газа.

С лета 2014 года мировые цены на нефть ушли в крутое пике. За рассматриваемый 10-летний срок в планетарном масштабе только США революционно нарастили добычу нефти со сланцевых месторождений. Страны ОПЕК отказались терять свою долю рынка. Сам рынок не поспевал за наращиванием сланцевых объемов, плюс замедлились темпы роста китайской экономики. Под массовую генерацию теорий заговора началось принуждение сланцевой индустрии к исчезновению (как максимум) либо к пребыванию на углеводородных задворках (как минимум).

Извлечение традиционных углеводородов рентабельнее фрекинга в несколько раз. Как гидроразрыв пластов, так и горизонтально-наклонное бурение увеличивает стоимость единицы добываемого топлива. Существуют различные оценки безубыточности нефтяного сланца – в самых широких пределах они колеблются от 35 до 120 $ за баррель. Добыча традиционной нефти безубыточна при 5-35 $/баррель, если не считать месторождений на шельфе и залежей в условиях вечной мерзлоты.

За полтора года войны нефтяных цен сланцевая добыча в США пока не проиграла. Но уже проиграли буровики. Количество работающих буровых установок с максимума в 1.600 шт. сократилось до 400. Сама американская нефтедобыча «держит удар» за счет следующих факторов:

- Хеджирование: страховка рисков от спада цен на энергоносители. Большинству американских добывающих компаний удалось подстраховаться и продавать продукцию по достаточно комфортным ценам. На 2016 год под защитным зонтиком хеджирования осталось менее 20 % нефтедобытчиков США. К 2017 году страховку сохранят единицы.
- Доступные кредиты с годовой ставкой менее 4 % годовых и возможностью перекредитования без ущерба для финансовых показателей… на первых порах. По мере понимания долгосрочности спада цен на нефть любезность банкиров неумолимо улетучивалась. Сам термин «реструктуризация» из уст нефтяников вызывает идиосинкразию на Уолл-стрите.
- Снижение себестоимости сланцевой добычи за счёт оптимизации издержек. Сокращение персонала, развитие инфраструктуры в трёх основных районах разработки (Bakken, Permian и Eagle Ford), падение цен на аренду оборудования. В тучные годы его наштамповали в большом количестве, складской простой хуже использования за скромную оплату.
- Сохранение нефтепотока обеспечили наиболее мощные и перспективные скважины, которые и в докризисные времена вносили львиную долю в достижения сланцевой революции.

Два года спаду нефтяных цен исполняется летом 2016 года.
К этому сроку начнут иссякать обильные месторождения с максимальной рентабельностью – а потребного количества новых скважин набурить невозможно по техническим и финансовым причинам.
К лету 2016 американские нефтегазовые компании сланцевого направления должны вернуть только по процентам более 10 млрд. $ и десятки миллиардов с учетом тела кредита. Масштаб фискального гнета будет сохраняться на протяжении пяти лет, до 2021 года.
Сотни нефтекомпаний США имеют «мусорный» рейтинг, в 2015 году 48 представителей отрасли разорились. Это не помешало выкачивать нефть из работающих скважин – но это исключило разведку и разработку новых сланцевых месторождений.
Инвестиции в будущее при стоимости барреля ниже уровня безубыточности не делают и гиганты этого рынка.
К лету 2016 года крупные игроки сланцевого рынка, комиссары революции фрекинга начнут уход с полей углеводородных сражений. Вряд ли найдутся желающие подхватить их знамена и штандарты. Больно велика тяжесть древка и низки доходы от шелеста полотен…

Лидеры ОПЕК и других нефтедобывающих стран намерены подавить сланцевых революционеров. Наращивая собственную добычу и удерживая стоимость барреля ниже 50 $. Технология фрекинга будет влиять на всю мировую нефтяную отрасль самой вероятностью своего «come back'a».
Сможет ли сланцевый бронепоезд вырваться с запасных путей на магистраль нового развития, зависит не только от финансово-экономических факторов и технологических инноваций. Страна дислокации нерентабельного бронепоезда обладает солидным опытом организации пожаров на традиционных нефтяных полях.