Суббота, 21.04.2018г.

Последнее обновление:Сегодня, 01:20:48

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Энергетические проекты: бельгийский атомный отказ

Энергетические проекты: бельгийский атомный отказ

Печать PDF

Бельгия – небольшая страна даже по европейским меркам. Официальный центр Евросоюза занимает 25 место по территориальной площади из 28 участников ЕС. По численности населения Бельгия располагается на девятой позиции общеевропейского рейтинга. По общему ВВП и его подушевому значению – на восьмой.
Уже из этих данных очевидны высокие уровни экономического, промышленного, инфраструктурного, транспортного и энергетического развития страны. ВВП на душу бельгийского населения превышает показатели таких государств, как Франция, Великобритания, Италия и Испания. Причём двух последних – в полтора раза.

Бельгийская промышленность обеспечивает 22% ВВП, основную часть товарооборота внутри ЕС и с внешним миром. Металлургия, нефтехимия, фармацевтика, текстильное и автомобильное производства, машиностроение глубоко и серьёзно встроены в европейский единый рынок. Все означенные отрасли нуждаются в стабильном и значительном энергетическом обеспечении. Как и сфера ЖКХ, портовые гиганты, самая плотная в мире железнодорожная сеть или 150.000 километров многополосных автомобильных дорог.
Бельгийское потребление первичной энергии в 2.5 раза выше среднемирового показателя и на 20% больше общеевропейского значения. Потребность в топливе достигла 53 миллионов тонн нефтяного эквивалента, производство электричества – 73 млрд. кВт*часов.

Вслед за ФРГ, решившей отказаться от мирного атома в 1990 году, аналогичное решение приняла Бельгия в 2018. Правда, немецкий отказ странным образом коснулся лишь восточной Германии. Семь реакторов в западной части страны продолжают работать. Их остановка планировалась 2022, потом перенесена на 2030 год. Хотя и этот срок расставания ФРГ с атомной энергетикой вызывает большие сомнения.

Бельгия схожа с Германией отсутствием источников минеральных ресурсов и не имеет значимых достижений в «зелёной» энергетике. Промышленная революция XIX века опиралась на добычу бельгийского угля, но его залежи давно истощены во-первых и экологически осуждены во-вторых. Каменное топливо не добывается и почти не используется. Бельгия импортирует нефти и газа на десятки миллиардов долларов ежегодно.
Половину электричества в стране вырабатывают три АЭС, одна из них находится во Франции и совместно используется соседями по ЕС. Атомный вклад в бельгийскую энергетику имеет колоссальное значение для функционирования промышленности, государства и общества.

Энергетическая политика Бельгии имеет значительные региональными различия, но в целом более полувека ориентируется на четыре приоритета:

– Безопасность и защита окружающей среды;
– Диверсификация источников поставок;
– Эффективность использования ресурсов;
– Прозрачность формирования тарифов, их конкурентоспособность.

Прекрасные и достойные цели. Если жить на солнечном тропическом острове, усыпанном фотопанелями, фруктовыми садами и прочими обильными угодьями. Без природных невзгод, промышленного обременения и 11-миллионного населения. К сожалению, в энергетических целях Бельгии не нашлось места развитию собственных источников генерации – традиционных, альтернативных и вообще любых.

Теперь главный приоритет безопасности вошёл в противоречие с истекающими сроками эксплуатации бельгийских АЭС. Вступил в конфликт с их объективной опасностью. Закон о запрете строительства новых блоков принят ещё в 2003 году, когда бельгийским реакторам было по 20-30 лет. С тех пор станции работают на износ, их модернизация никому не интересна.

Реактор №3 станции «Дул» (мощностью 1.006 МВт) покрыт тысячами трещин, диагностированных в 2012 году. После 11 месяцев простоя принято решение… запустить реактор без ремонта, т.к. устранение неисправностей означало окончательный демонтаж реактора.
Менее чем через год на реакторе №4 (мощностью 1.047 МВт) произошла утечка 65 кубометров масла, повлекшая значительные повреждения паровой турбины. Ликвидация последствий инцидента и ремонт искорёженной турбины заняли четыре месяца.

Спустя два месяца, в феврале 2015 года, реактор №1 всё той же станции «Дул» был остановлен своим же оператором, компанией Electrabel. По веской причине «Ваше время истекло!», энергоблок достиг предельного срока эксплуатации в 40 лет. Переговоры между Electrabel и бельгийским правительство продолжались год – и реактор всё это время простаивал без какой-либо модернизации.
Одновременно в феврале 2015 заново обследованы трещины реактора №3, их количество перевалило за 10.000. Длина самых крупных трещин возросла с 4 до 9 см. В январе 2016 получено правительственное дозволение на запуск обеих блоков – просроченного и треснутого, они работают и в марте 2018.
В радиусе 75 км от станции «Дул» проживают 9 миллионов человек.

На второй бельгийской станции «Тианж» в 2006 году обнаружена утечка слаборадиоактивной воды. В июле 2012 – через шесть лет! – Федеральное агентство Бельгии по атомной энергии опубликовало потрясающий комментарий: «Утечка продолжается, но в малых объёмах и радиация не выходит за пределы станции… восстановление герметичности признано нерациональным…»
Годом раньше на весь мир громыхнула «Фукусима». Подобное отношение профильного ведомства к собственной ответственности делу сродни харакири…

В июне 2012 во внешней обшивке реактора №2 станции «Тианж» обнаружена эрозия до 30 см глубиной. В феврале 2015 найдены многочисленные трещины (около 3.000) на двух её реакторах, глубиной до 6 см, восстановление герметичности признано нерациональным. В июле того же года выявлена слабая квалификация обслуживающего персонала, в августе произошёл внеплановый сбой работы реактора №3.
В сентябре 2016 аварийно остановлен блок №1 станции «Тианж», спустя два дня – блок №2.

Намерение бельгийского правительства к 2025 году полностью отказаться от атомной энергии обусловлено усилиями всех правящих кабинетов за последние 40 лет.
Бельгийские АЭС выработали свой ресурс. Три реактора из семи запущены в середине 70-х годов прошлого века и давно превысили нормативы безопасной эксплуатации. Дотянуть их работоспособность до 2025 года без серьёзных аварий в густонаселённой местности – уже подвиг. Замечательным дополнением которому служит новая правительственная стратегия – определить площадки для строительства ветрогенераторов до апреля 2018 года! То есть ткнуть на карту пальцем и мечтательно посмотреть вдаль.

Можно подумать, что закрытие бельгийских АЭС стало неким внезапным сюрпризом и на поиск ветряных площадок не было времени, желания, сил и средств.
Разумеется, ветроэнергетика в Бельгии бурно растёт и шагнула далеко в море. Где электричество никому не нужно, где его негде хранить и нечем доставить до потребителей.
Выработка ветрокиловатт увеличилась в десятки раз за 8 лет и достигла 4 млрд. кВт*часов.
Бельгийские АЭС генерируют 35 млрд. кВт*часов и не зависят от погодных капризов. В 2010 году они давали 48 млрд. кВт*часов, процесс атомного замещения фактически давно запущен.
Энергоэффективность достигнута, диверсификация свершилась, тарифы прозрачны, безопасность отгородилась от ветшающих АЭС. Осталось развить возобновляемые источники и заменить ими ядерные реакторы?
За последние восемь лет вся зелёная энергетика Бельгии приросла до 15 млрд. кВт*часов. Общее производство электроэнергии снизилось с 95 до 73 млрд. кВт*часов ввиду длительных простоев бельгийских реакторов. Потребление электричества в Бельгии составляет 85 млрд. кВт*часов. Импорт минеральных ресурсов ничуть не уменьшился и стабилен 18 лет подряд. Так ли сложно увидеть картину в целом?

Эксперименты с ветряными площадками и солнечными панелями хороши при наличии мощного фактора по соседству. Бельгия прекратит производство «атомного» электричества и нарастит его потребление.
Французская ядерная энергетика обеспечит всех экспериментаторов необходимыми киловаттами по сходной цене и в любых объёмах. Собственно, третья бельгийская АЭС под французской юрисдикцией этим и занимается. Не случайно отказ от мирного атома практикуется в странах, сопредельных с Пятой Республикой.