Четверг, 23.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:25:06

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Великобритания, Brexit и хакерское проникновение

Великобритания, Brexit и хакерское проникновение

Печать PDF

Полтора года назад референдум в Соединённом королевстве разъединил Европейский союз. Впервые за всю историю существования ЕС один из его участников решил покинуть ряды организации. Которая планово и неумолимо трансформировалась из чисто экономического сообщества в союз политический. Которая требовала всё больших полномочий центральным органам европейской власти в Брюсселе (де-факто - в Берлине). Которая подминала под себя суверенитет не только новых рекрутов без гроша за пазухой, но и многоопытных ветеранов с солидным состоянием.

За Brexit агитировала партия независимости Великобритании UKIP, не представленная в нижней палате парламента ни одним из 650 депутатов. В палате лордов UKIP занимает три кресла из 724. Обе системные политические силы королевства – консерваторы и лейбористы, поочередно формирующие правительство с 1922 года – формально выступали против расставания с ЕС.

Референдум на Британских островах по данному вопросу был уже вторым. В 1975 году около 17.4 миллиона избирателей королевства постановили остаться в Евросоюзе. В июне 2016 практически столько же высказались за автономное существование United Kingdom. При этом 16.2 миллиона вновь поддержали членство в ЕС, еврооптимисты набрали большинство в Шотландии, Северной Ирландии и в столичном Лондоне.

Шок от запуска процедуры Brexit существовал скорее в медийном пространстве, чем в политической природе Великобритании. За полтора года как-то забылся рекомендательный характер референдума от 23.06.2016.
Результаты голосования 33.5 миллионов британцев (явка превысила 72%!) можно было выносить на рассмотрение парламента – и можно было тянуть с вынесением до момента «When pigs fly».
Палата общин могла согласиться с итогами референдума, могла принять их к сведению и могла их отвергнуть. Активистов Brexit в этой палате нет и в единственном экземпляре, лейбористы и консерваторы (сторонники членства в ЕС!) представлены 562 депутатами из 630.
Британский парламент мог положить нежелательные результаты плебисцита под сукно – и мог назначить новый референдум для более правильных результатов.
По большому счёту Её Величество Елизавета II могла сказать своему правительству, своему парламенту и своей оппозиции «Вот я вас!». И тогда Brexit вместо неотвратимого будущего оказался бы рядышком с другими европейскими плебисцитами в заплесневелом архиве несостоявшегося прошлого.

Однако уже с 24 июня 2016 года выход Великобритании из Евросоюза осуществляется лондонскими политиками дружно и энергично. В противоположность вялой растерянности политиков брюссельских. Несколько месяцев намекавших второму по значимости государству ЕС, ядерной державе и постоянному члену СБ ООН на желательность меньшего рвения, на возможность сохранить брак по расчёту, на допустимость пренебречь голосами большинства избирателей. Новые времена и новые вызовы, следует адаптировать демократию к пугающей новизне! Однако тщетно. Лондон согласен нести издержки различного характера, выплачивать неустойки, совершать болезненные для гордых островитян уступки по целому ряду чувствительных вопросов. Единственным логичным объяснением подобной решимости является консенсус между британскими элитами о насущной необходимости Brexit.

В ноябре 2016 состоялось второе голосование, потрясшее фундамент либерально-бомбового миропорядка.
В США – в ближайшем и дражайшем союзнике Великобритании, невзирая на просторы Атлантики, на разрыв между республикой и монархией, на прочие мелочи – главой государства был избран Д. Трамп.
Год назад за океаном стартовала кампания «Сей негодный президент - русских хакеров агент», тяжеловесно набирающая обороты по сей день. О единстве американских элит не может быть и речи – главнокомандующего ядерной сверхдержавы выдают за несколько взаимоисключающих личностей. За резидента СВР РФ, за коррумпированного сластолюбца, за пугливого неумеху, за болтливого агрессора, за виртуозного саботажника, за великого диктатора и за пустое место.

Общий знаменатель всех обвинений зиждется на вмешательстве российских хакеров в американский избирательный процесс. Вмешательство принимается за аксиому, специальные доказательства строго засекречены и вообще джентльмены должны друг другу верить на слово. Хакерско-каноничную основу стремительно дотянули до Европы – для универсальных объяснений любых электоральных казусов.

Партия голландских противников ЕС провалила референдум об украинской ассоциации – Russian Hackers! Она же стала второй на парламентских выборах благодаря тайным сетевым союзникам.
В финал президентской гонки во Франции вышла лидер евроскептического Народного Фронта – Russian Hackers! Они же орудовали в предвыборном штабе соперницы Ле Пен буквально до первых экзит-пулов. Пока не выяснилось, что скороспелый соперник убедительно выиграл в туре втором.
Обескураживающее избрание президентом Австрии ультраправого кандидата – естественно, Russian Hackers! Их коварство простирается до переголосования, до полугодовой лакуны между сроками полномочий двух австрийских президентов, до замены одной своей креатуры на другую свою же. Нынешний президент Австрии имеет российских предков и ежечасно не вопит о санкциях – какие ещё вам нужны аргументы?!
Шокирующий провал европейски ориентированных политиков в Словакии, рост популярности финских националистов, сложности правящей партии Германии, каталонское стремление выйти из состава Испании – Russian Hackers поспевают везде, везде оставляют массу невидимых улик и умозрительных доказательств систематического проникновения в демократический процесс.

В ноябре 2017 года во влиятельных заокеанских СМИ вспомнили о Brexit, обвинив британских союзников в замалчивании хакерского влияния на референдум.

Почему наш ближайший союзник не лжёт вместе с нами, не лжёт как мы и не старается лгать лучше нас, недоумевают американские масс-медиа.

Почему королевские министры не дают комментарии о сетевом взломе голосования/штабов/почтовых ящиков/чего-нибудь другого? Пусть и не подключённого к глобальной сети?
Почему безмолвствует бывший премьер, он же агитировал за (Х. Клинтон) европейское единство?!
Почему держатся в стороне знаменитейшие спецслужбы и не менее прославленный Скотланд-Ярд?
Почему парламентский комитет по разведке и безопасности за полтора года ни разу не обнаружил Russian Hackers под своими креслами? Почему означенный комитет даже не обсуждал хакерскую угрозу старейшей европейской демократии?!
Почему ещё не найден, не разоблачён, не уволен, не посажен ни один пособник виртуальных злодеев – а ведь такие лихоимцы наверняка есть и в коридорах британской власти?
Почему не назначен специальный (а какой же ещё!) прокурор для проведения тщательного расследования с заранее известным результатом?
Почему крупные расходы на рекламную кампанию в поддержку Brexit не рассматриваются с пристрастным поиском рублёвых следов?
Почему, наконец, Великобритания игнорирует американского прокурора, далеко продвинувшегося на пути дискредитации собственной исполнительной власти и избирательной системы?

Своеобразный ответ был получен от действующего премьера Великобритании г-жи Т. Мэй, на аристократическом банкете лондонского лорд-мэра.
Большая часть банкетной речи премьер-министра была посвящена России, что уже беспрецедентно для данного мероприятия. Тереза Мэй обрушилась с критикой на внешнюю политику РФ, возложив на неё ответственность за основные проблемы наших дорогих западных партнёров. А также совершила словесный кульбит от конфронтации к сотрудничеству. Высшее британское общество в смокингах и вечерних нарядах получило обширное пищеварительное напутствие с основными тезисами:

Россия подрывает свободные общества, сеет раздор, недоверие и вражду, оперирует ложными новостями, подозревается в кибершпионаже, вмешивается в выборы на европейском континенте, нарушает воздушное пространство западных демократий и недооценивает их (демократий, не пространства) устойчивость.
Однако Великобритания не хочет конфронтации и желает продуктивных отношений с РФ, это важно для международной стабильности и торгово-экономических выгод, играющая по правилам сильная Россия – в интересах Лондона, Европы и мира, давайте жить дружно, к вам собирается глава нашего МИД.

В банкетной речи госпожи британского премьера было много интересного. Саму речь словно писали доктор Джекилл и мистер Хайд, от декламатора потребовалось незаурядное драматическое мастерство, от аудитории – недюжинное терпение и вежливая усидчивость.
Но гораздо интереснее полное пренебрежение влиянием Russian hackers на голосование о Brexit и на парламентские выборы в Великобритании через месяц после референдума.

Бросив атлантическим алармистам и заокеанским СМИ груду критической приманки, кабинет Её Величества продолжил работу над выходом из ЕС и над входом в новую геополитическую реальность. Где одно упоминание всемогущих хакеров равносильно визиту на банкет лондонского лорд-мэра в драных джинсах и с оранжевым гребнем в качестве причёски.
Иностранное воздействие на Brexit ставит под сомнение легитимность референдума и консолидированные усилия британского истеблишмента. Стало быть, этого проникновения не было и быть не могло.