Четверг, 23.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:21:12

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Масштабы и перспективы военного присутствия США в Сирии

Масштабы и перспективы военного присутствия США в Сирии

Печать PDF

С 2001 года США израсходовали на военные операции в Афганистане, Пакистане, Ираке и Сирии 4.3 триллиона долларов. Эта сумма в десять тысяч раз больше всемирных ассигнований на борьбу с голодом. А также в тысячу раз больше ежегодных американских расходов на «сдерживание России в Восточной и Центральной Европе». И в такой же пропорции превосходит оборонные бюджеты всех стран Восточной и Центральной Европы, вместе взятые.
Причём непосредственно на боевые действия в нескольких разрушенных странах, по линии военных ведомств и служб снабжения, США истратили только 1.5 триллиона долларов. Остальные ресурсы не покидали пределов американской юрисдикции и только в 2017 году увеличатся… ещё на 1.3 трлн. $. Хотя активные фазы войн на Ближнем и Среднем Востоке для US Army давно позади либо только впереди.

Численность американских войск в Ираке достигала 170.000 человек, ныне не превышает 7 тысяч. Миссия US Army в Афганистане сокращена с 67 до 13 тысяч солдат и офицеров. В обеих странах американцы охраняют собственные базы, избегая не только наступательных, но и оборонительных боев с исламистами, террористами и прочими инсургентами. Операции в Пакистане требовали и требуют скорее беспилотных убийц, чем контингентов и гарнизонов. В Сирии работают немногочисленные инструкторы, артиллеристы, лётчики и распределители гуманитарной помощи.

А расходы на военные операции растут на 1.5 трлн. $ в год, что вдвое превышает увеличенный бюджет Пентагона.

Разгадка финансовых махинаций-манипуляций – в бюджетном обеспечении ветеранов, государственного департамента, национальной безопасности и всех побочных расходов. Которые по мере усиления глобального могущества США парадоксальным образом продолжали и продолжают расти. После решительных и массированных вторжений, после громогласно провозглашённых побед, после тихого вывода войск на тыловые базы, после частичной или полной эвакуации из демократизированных развалин.
Потому что угрозы национальной безопасности США продолжают увеличиваться, а развалины неблагодарны и нелояльны.
Потому что американская национальная безопасность растеклась по всей планете в поисках новых кандидатов в развалины.
Потому что реконструкция захваченных стран выливается в строительство заправочных станций по десятикратно завышенной стоимости, в подготовку повстанцев ценой 100 млн. $ каждый и толком не справляется с маскировкой развалин.
Потому что сотни тысяч ветеранов US Army и членов их семей нуждаются в гигантских дотациях, пособиях, пенсиях, в дорогостоящем медицинском обеспечении, в социальной помощи, в психологической поддержке и т.д.
Часть дотаций, пособий и поддержки порой даже доходит до самих ветеранов и членов их семей.

Относительно операций Пентагона в Сирии открыт новый компонент наращивания будущих расходов (для федерального бюджета) и нынешних доходов (для отдельных федеральных служащих) США. Мало того, что эти операции абсолютно незаконны как по международному праву, так и по американскому законодательству. США не воюют с Сирией, не имеют мандата ООН или решения конгресса на зарубежную военную миссию.
Новооткрытый компонент называется специальная милитаристская арифметика.

На ежедневных брифингах военного ведомства США неизменно озвучивается стабильная численность американских войск в Сирии – 503 военнослужащих. Убедительное и точное число, приблизительность недопустима, никто не забыт, все заняты важным делом – борются с чёрным халифатом ИГИЛ (запрещённая в РФ организация) руками местных курдов и арабов.

На брифинге 31 октября 2017 года генерал-майор Джарард шокировал представителей прессы, начальство и самого себя внезапным откровением и неуклюжей попыткой опровергнуть собственные слова. Между генерал-майором и журналистом произошёл следующий диалог:

Журналист: «Скажите, сколько американских военнослужащих присутствует в Сирии на сегодняшний день?»

Генерал: «В Сирии сейчас 4000 американских войск или чуть больше, они сосредоточены на поддержке СДС при наступлении на ИГИЛ…»

Журналист: «Но ведь раньше называлась цифра 1000, это в четыре раза меньше…и даже не 1000, а 500 американских солдат!… А сейчас вы говорите, что у вас в Сирии 4000 военнослужащих?!»

Генерал (после паузы): «Извините, я оговорился. У нас по-прежнему приблизительно 500 солдат во всех сирийских миссиях»

[Смех и оживление в зале, перерыв в брифинге]

На английском языке 4.000 (four thousand) и 500 (five hundred) звучат абсолютно по-разному. Свою первую фразу о «four thousand» генерал тщательно продумывал и взвешивал. В отличие от высшего военно-политического руководства США, затянувшего крупный контингент американских войск в Сирию без внятных целей дальнейших действий.

Сирия кардинально отличается от Афганистана и Ирака наличием центральной власти, чья позиция за годы незаконного американского присутствия существенно укрепилась. Официальный Дамаск контролирует около 60% территории САР и поддерживается 80-85% населения. Осенью 2015 года эти показатели были вдвое ниже, а вероятность свержения правительства САР кратно выше.
За истекшие два года Сирия обрела надёжных и многочисленных союзников, находится в полушаге от победного завершения гражданской войны и окончательного сокрушения чёрного халифата. Лагерь сирийских врагов под вывеской «Друзья Сирии» за те же два года разбежался, занят внутренними распрями, о перекройке САР по своим лекалам уже не помышляет.

За те же два года US Army преодолели все стадии нарастающей экспансии в очередную ближневосточную страну:

1) «Мы только поставляем лёгкое вооружение, контролируя выстрел из каждого ствола»;
2) «Мы только обучаем надёжных и проверенных местных повстанцев»;
3) «Мы ограниченно содействуем успешному наступлению борцов за свободу»;
4) «Мы не можем бросить своих единственных партнёров – силы СДС»;
5) «У нас 500 или 4000 или сколько потребуется военнослужащих, разведчиков, морских пехотинцев, сапёров, артиллеристов на десятках баз в Северной Сирии».

Без полного доминирования в Сирии – со свержением бывшего руководства и «судом» над ним, с оккупацией всех ключевых регионов, с контролем над силовыми структурами, дорогами, экономикой, внутриполитическим устройством, информационным пространством и т.д. – массированное присутствие US Army в двух пустынных и изолированных провинциях страны лишено военно-политического смысла. Чёрная клякса ИГИЛ усыхает с каждым днём. Сирийская армия при поддержке армии Ирака ведёт бои за последний оплот джихадистов – город Абу-Кемаль.

После освобождения Абу-Кемаля будет утрачен формальный повод для незаконных операций US Army в Сирийской Арабской Республике. Иракские курды уже испытали на прочность американскую поддержку – утратив половину нефтегазовых ресурсов, иллюзии о суверенитете и веру в заклинание «Америка с нами!». Утрата была на изумление стремительной и почти бескровной.

Эвакуация 500 или 4000 солдат с неприятно завершающейся (для Белого Дома) войны тоже не займёт много времени и поспособствует снижению эскалации в израненной стране.
А миллиарды будут складываться в триллионы, приумножаться, отмываться, оседать на правильных счетах и без военного присутствия US Army в Северной Сирии.