Четверг, 23.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:22:16

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Обострение украино-европейской «дружбы»

Обострение украино-европейской «дружбы»

Печать PDF

Наличие общего врага – сомнительный фундамент для прочной дружбы. Совместная враждебность имеет смысл при активной борьбе плечом к плечу, в случае определённых успехов объединённых усилий, при необходимости координировать усилия и определять направления активности.
Когда борьба носит декларативный и автономный характер, когда имитация борьбы не может маскировать проблем между «союзниками», когда уважение и компромисс исключаются из союзного взаимодействия – в публичное пространство прорывается вражда и агрессивность официальных соратников.

Польско-украинские отношения преодолели пик добрососедства сразу после государственного переворота в феврале 2014 и с тех пор плавно катятся под откос. После консолидации польской власти в руках единственной правонационалистической партии «PiS» (в 2015 году, впервые в постсоциалистической истории Польши) процесс деградации «союзной дружбы» ускорился. Умопомрачительные результаты украинских реформ способствуют польскому пренебрежению к учёту интересов и строптивости восточного соседа.

Поездка главы МИД Польши по Западной Украине ознаменовалась шлейфом скандальных демаршей в ходе визита и после него.

Во-первых, уже не первый руководитель дипломатического ведомства государства ЕС игнорирует украинского коллегу при посещении Украины. Причём именно западной части страны, где имеются районы компактного проживания поляков и венгров. Собственно, главы МИД этих участников Евросоюза и не нуждаются в сопровождении министра иностранных дел принимающей стороны. Что демонстрирует мнение официальных представителей Венгрии и Польши о границах незалежной суверенности – не на юге или востоке, но на близком к ЕС украинском западе.

Во-вторых, ещё в начале 2017 года на польском правительственном уровне и устами лидера правящей партии «PiS» был озвучен фактический ультиматум киевским реформаторам. Требование, увязывающее историческую справедливость и европейскую интеграцию незадачливого ассоцианта: «С Бандерой и в мундирах дивизии СС вам в Европе делать нечего, у Польши огромное терпение – но и ему есть предел…».
За прошедшие девять месяцев украинские власти продолжили героизацию нацистских прихвостней, запретили польский фильм «Волынь» и всячески препятствуют практической работе польских поисковиков, служителей культа, работников культуры на украинской территории. Главным достижением польского директора украинских железных дорог стало бегство на историческую родину и описания варварских ужасов в оставленной стране…

В-третьих, на политику обеих стран – и Польши, и Украины – существенно влияют институты национальной памяти. Эти ведомства занимают диаметрально противоположные позиции касательно событий Второй мировой войны. Примирение и даже сближение институтских оценок представляется невероятным. И не только по жутким эпизодам преступного геноцида – таким, как Волынская резня.

Например, при штурме польского Львова немецко-фашистскими войсками (сентябрь 1939) защитники города несли потери от местных украинских националистов – те в типично бандеровском стиле стреляли в спину солдатам и офицерам Войска польского. Пойманные «стрелки» банально вешались без суда и следствия, по законам военного времени. Для официальной украинской идеологии повешенные являются отважными героями борьбы за независимость. Для идеологии польской – трусливыми предателями и пособниками гитлеровцев. Болезненная тема важна для национальной самоидентификации, часто используется политиками обеих стран и взаимопониманию как минимум не способствует.

В ходе львовского визита глава польского МИД отказался заходить в музей-мемориал жертв оккупационных режимов буквально в последний момент. В. Ващиковский только на музейном пороге узнал от музейного директора о польской оккупации… Львова.
Это потрясающая идея, которой позавидует сам Оруэлл. Если учесть польский суверенитет над Львовом с 1349 по 1772 гг., т.е. более четырёх веков. Первое летописное упоминание о городе датируется 1256 годом. Впрочем, и в раннем средневековье польское население Львова составляло большинство, имелись многолюдные диаспоры немцев, татар, армян и евреев. После присоединение к Австро-Венгрии Львов сохранил большинство вольностей, статус центра польской, немецкой, еврейской, русской и украинской культур.

Львов был передан советской Украине в 1944 году, счастливо избежав тяжёлых уличных боёв и серьёзных разрушений. К 1950 году около 55.000 поляков в добровольно-принудительном порядке были переселены в Западную Польшу, большинство – в Силезию. Польское население Львова сократилось до нескольких тысяч человек. Но в городе весь советский период действовали две общеобразовательные школы с польским языком обучения и два римско-католических костёла.
Независимая Украина в 2017 году добралась до полного запрета образования на языке национальных меньшинств, до потребительского отношения к западным «союзникам», до стремления паразитировать на русофобии за союзнический счёт. Ответ последовал быстро и не только от Польши.

Венгерская делегация заблокировала украинское участие в НАТО-саммите, вызвало в Североатлантический альянс министра украинского образования для объяснений и отвергла означенные объяснения. Руководство НАТО раскритиковало украинский переход на стандарты альянса и расхищение натовских дотаций в процессе перехода. Для нато-удовлетворения необходимо сжечь все оставшиеся арсеналы с остатками советского оружия?
Литовский «план Маршалла» имени пяти виртуальных миллиардов для украинских нужд финансовыми структурами ЕС и влиятельными европейскими государствами не рассматривается в принципе.
Польский консул в украинском Луцке обвинил государство своего пребывания в оккупации… Крыма и Донбасса – и после этих заявлений третьи сутки продолжает исполнение служебных обязанностей. Хотя наговорил на троекратный статус persona non grata.
Польские требования к украинской стороне по итогам львовского визита главы МИД уже сочетаются с… санкциями против восточного соседа. За антипольские высказывания Варшава лишает украинских чиновников права въезда, творчески и единолично интерпретируя пресловутый безвиз. Первым лишился права посещения Польши главарь института (нацистской) национальной памяти. От Киева необходимо решить двусторонние проблемы с позиции слабого и зависимого партнёра:

- Согласиться с поиском, идентификацией и увековечиванием памяти поляков, погибших с 1914 года на территории современной Украины;
- Согласиться с польской идентификацией фашистского отребья, закопанного на польской территории, не искать методов увековечивания нацистских преступников и волынских палачей;
- Согласиться с правом украинских поляков получать образование на родном языке, оплачивать подобное право польских украинцев из тощего бюджета Украины;
- Заняться реституцией польской собственности на украинской территории, пока что касательно религиозно-культовых объектов;
- Исправно поставлять рабочую силу в Польшу, сдавая любые права на экономическое возмущение, на мирный и немирный протест на границе с ЕС.

Осознание серьёзности конфликта с польской властью достигло понимания украинского руководства. Президент мирных бомбардировок Донбасса призвал к скорейшему саммиту на высшем уровне, с улыбчивым и внешне мягким польским коллегой. На что г-н А. Дуда ответил пану П. Порошенко вполне откровенно:

«Я ожидаю от украинского президента, от премьер-министра и членов кабинета, что люди с националистическими и антипольскими взглядами не будут занимать важные места в украинской политике. Такие люди не способствуют выстраиванию отношений между нашими странами…»

При этом в самой Польше националистические и антиукраинские взгляды свойственны не только элитам, но и широко разрастаются в обществе. Массовый наплыв «заробитчан» замораживает доходы местных наёмных работников, подпитывается глубокими историческими противоречиями, порождает ксенофобию, акты уличного насилия и трудовой дискриминации. Что поощряется государственными деятелями, они же оценщики властной беспомощности и центробежных тенденций у ассоциированного соседа.

Безальтернативный вектор европейской интеграции упёрся в грубое европейское вмешательство во внутренние дела Украины. Насколько киевским властям удастся внешнеполитическая гибкость в сочетании с внутриполитической твёрдостью, да ещё при социально-экономическом крахе напыщенных реформ – важнейший вопрос. Для существования Украины в текущих государственных границах и для физического выживания десятков тысяч человек далеко от зоны преступной АТО.