Суббота, 21.10.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 16:43:43

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Курдистан после очередного референдума о независимости

Курдистан после очередного референдума о независимости

Печать PDF

Курдистан – крупнейшая этногеографическая область Земли без своей государственности. В Курдистане проживает свыше 10 миллионов человек на площади около 800.000 км2. Эта площадь изобилует плодородными долинами и горными массивами, цветущими садами и торговыми путями, состоятельными городами и богатыми залежами углеводородов. Это многонациональный регион, населённый различными народами и племенами – причём сами курды представляют собой именно совокупность племён. Зачастую враждующих друг с другом – от яростных споров в парламенте и СМИ и вплоть до полномасштабных военных действий.

Регион традиционного проживания курдов разделён между четырьмя странами Передней Азии и Ближнего Востока. Обретение государственного суверенитета Курдистана после референдума 25.09.2017 представляется крайне маловероятным.

Нынешний плебисцит проходил в иракском автономном Курдистане, который уже имеет многие атрибуты суверенного существования – свой парламент и кабинет министров, свои армия, полиция, и спецслужбы, системы правосудия и образования, внешнеэкономическая деятельность, представительства в зарубежных странах, телеканалы и пр. По действующей иракской конституции Курдистан имеет право на независимость «в случае нарушения центральным правительством своих обязательств».
В списке нарушенных иракским правительством обязательств нет ни одного пункта.

25 сентября 2017 года сторонники курдской независимости получили впечатляющие 92.7% голосов «За», что в абсолютных цифрах составило 2.86 млн. активных избирателей. Их выбор пользуется широкой поддержкой среди:

16 миллионов турецких курдов;
4 миллионов иранских курдов;
2 миллионов сирийских курдов;
1.5 миллионов иракских курдов вне пределов автономии;
1 миллиона курдов, постоянно проживающих в ФРГ, крупные и мелкие диаспоры в десяткам других стран. Общемировая численность курдов оценивается в 40 млн. человек.

Сам вопрос референдума был сформулирован политически вызывающе и юридически сомнительно: «Вы одобряете независимость Курдского региона [Ирака] и курдских районов за его пределами?».

Одобрение электората было получено вместе с реакцией «районов за пределами» Иракского Курдистана, за пределами дальними и ближними.

Власти Багдада отказались признавать референдум, отказались принимать делегацию Эрбиля (столица автономии), потребовали контроля над обоими международными аэропортами Курдистана и над его внешними границами. Ирак усилил военное присутствие в Мосуле и Киркуке – в нефтеносных «районах» на самой границе Курдистана, недавно очищенных от запрещённого в РФ ИГИЛ. Очищенных совместными усилиями иракской армии и курдского ополчения под общим командованием генералов US Army.

Турция не признала курдский референдум, нарастила многотысячные группировки войск на границе с Курдистаном и третий месяц продолжает манёвры этими войсками. Высшее турецкое руководство подчеркнуло наличие туркоязычного меньшинства на курдской территории и готовность «защитить это меньшинство… любыми средствами…». Выразило сомнение в способности Курдистана поставлять свою нефть на внешние рынки без турецкого согласия и сотрудничества. Напомнило о критичной важности обратных торговых потоков – многие виды промышленной и пищевой продукции автономия импортирует из Турции. Анкара не исключила экспорт бронированно-бомбовых товаров в случае угроз турецкой территориальной целостности и безопасности.
В качестве такой угрозы вполне достаточно вопроса в каждом бюллетене «успешного» референдума.

Иран не признал курдский референдум и увеличил военное присутствие в пограничных регионах. Иранская боевая авиация осуществляет патрульные полёты в небе иракского Курдистана – получив разрешение Багдада, но не Эрбиля.
Сирия не признала курдский референдум, без дополнительных демонстраций военного характера, ибо ресурсы истощённой страны направлены на приемлемое завершение гражданской войны. Однако бурное продвижение курдских отрядов СДФ в нефтеносных районах за Евфратом – под кураторством US Army и при странном пацифизме фанатичных джихадистов – создаёт опасные предпосылки военных столкновений и в Сирии.

Совет Безопасности ООН отметил дестабилизирующее влияние иракского референдума на положение в регионе и его негативное воздействие на искоренение чёрного халифата.
Россия, Евросоюз и США выразили сожаление фактом проведения референдума, официально подтвердили приверженность территориальной целостности Ирака, призвали решать все спорные вопросы дипломатическим путём.
Все арабские государства (последний раз такое единодушие было в ходе войны с Израилем 1973 года) не признали курдский референдум. Турция, Иордания, ОАЭ, Ливан, Египет и сам Ирак прекратили авиасообщение с курдской автономией.

Израиль – единственное государство, открыто поддержавшее отделение Курдистана от Ирака. Фактически Тель-Авивом поддерживается создание нового очага напряжённости и кровопролития с участием Ирана, Турции, Ирака и Сирии, на разумно-безопасном удалении от израильских границ. Ситуация осложняется наличием военных подразделений США в Ираке (включая автономный Курдистан), вероятностью межэтнической розни, межнациональной резни и усобицы в курдской среде.

Только в недавней истории две ведущие партийно-племенные силы Курдистана несколько раз воевали. Причём в 1994-1996 гг. нынешние организаторы референдума преспокойно попросили военной помощи от… режима С. Хусейна и получили её – изгнав соперников в Иран и поубивав около 3.000 курдов.
Внутренняя борьба курдских элит обусловила проведение очередного референдума. Как и 20 лет назад боевое партнёрство с «ужасным иракским диктатором». В 2005 и 2014 гг. уже проходили курдские референдумы о независимости, оба одобрены 98% участников, оба тактично позабыты.

Экономика Курдистана многообразна, но 90% валютных поступлений зависит от экспорта нефти. Выхода к морю иракская автономия не имеет. Любое снабжение, любая торговля, любой обмен с внешним миром зависит от доброй воли соседей. Курдистан извлёк существенные выгоды из краха иракской государственности после американских интервенций, сумел выстоять от фанатичного напора джихадистов, стал вторым региональным союзником США после Израиля.

Однако опрометчиво путать права на построение суверенного государства и возможности для реализации этих прав. Как и признание всего мира – с небрежным и кулуарным одобрением некоторых мировых лидеров. Власти Курдистана уже выразили готовность к переговорам с Ираком, что подразумевает продление их собственных властных полномочий далеко за конституционные пределы горячо любимой автономии. Вместо обособления иракского Курдистана и мобилизации «Кругом враги!» стоит ожидать обострения внутриполитической борьбы, смены поколения лидеров среди ведущих кланов и племён, торга по месту автономного Курдистана в составе единого Ирака и стоимости этого места.
Новая война в четырёхугольнике Иран-Ирак-Турция-Сирия народам этих стран не нужна – и курдам она не нужна тем более.