Вторник, 26.09.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 17:25:02

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Польское прочтение европейского единства

Польское прочтение европейского единства

Печать PDF

Попытки внести раскол в (склочную и меркантильную) дружную и щедрую семью европейских государств – дежурное обвинение в российский адрес на протяжении последних нескольких лет. Власти означенных государств, надгосударственные брюссельские надстройки, миролюбивые генералы агрессивного НАТО и заокеанские чиновники различных рангов находят признаки российского влияния в любом европейском скандале, претензиях, сомнениях, в общественных настроениях, в электоральных результатах и т.д.
Находят без тени сомнений и без намёков на доказательства, с претензиями на однозначную антироссийскую истину.

Универсальное объяснение европейских проблем «деструктивным влиянием РФ» изначально было ущербным и алогичным. Греческий дефолт, возвратно-поступательный миграционный кризис, частокол пограничных стен внутри Евросоюза, выход Великобритании из ЕС, выход США из TTIP и климатического соглашения, терроризм бытовой и организованный, тихий провал альтернативной энергетики и т.д. приписать российскому воздействию не удавалось. Даже при ангажированности приписывающих и зашоренности воспринимающих.

Отдельные попытки вида «Россия обесточила датские больницы/свалила антенну в Швеции/выловила и съела прибалтийские шпроты!» выглядели убогим издевательством – причём над европейцами, за счёт европейских средств, времени и здравого смысла.

Нынешний скандал между Польшей и лидерами Евросоюза подвёл черту под медийной стратегией «Help, the Russians are coming!». В конце августа 2017 года польское, французское и германское руководство выдвинули взаимные претензии далеко за грань союзнических отношений, уважительного партнёрства и элементарной тактичности.

Польша – едва ли не единственный пример успешной интеграции крупной постсоциалистической страны в экономику единой Европы. С момента вступления в ЕС (весна 2004) рост экономики польской составил 40%, при общеевропейском показателе 8%. Польское законодательство было приведено к нормативам ЕС быстро и решительно. Значимую роль сыграли рыночные и административные реформы 90-х, отсутствие олигархии и крупные финансовые вливания ЕС. Они оцениваются в 14-18 млрд. $ ежегодно, с примерным паритетом ассигнований из структурных фондов Евросоюза и частных инвестиций.

На ЕС приходится около 80% польского импорта и примерно 60% польского экспорта. Внешнеторговый оборот с 2004 года вырос втрое. Вдвое снизилась безработица. Миллионы поляков выехали на заработки в страны «старой Европы», отправляя домой 4-5 млрд. $ ежегодно. Постепенно и в самой Польше выросли доходы, зарплаты, пособия, уровень жизни, инфраструктурного и прочего развития. Страна нашла своё место в экономической интеграции с ЕС – но место на политической галёрке польские элиты не устраивает.

Лидеры националистической партии «PiS» получили электоральную поддержку на парламентских и президентских выборах 2015-2016, сформировали правительство и высшую судебную власть. Второй год «PiS» исповедует потребительское отношение к ЕС, ныне скатываясь к открытому пренебрежению. Пользуясь всеми благами евроинститутов, категорически отрицая общие обязанности и обременительные проекты.

Польские власти отказались принимать беженцев из стран Азии и Африки даже по символическим квотам – Брюссель ограничился порицанием.
Польские власти выдали разрешение на трудоустройство 270.000 граждан постмайданной Украины и сквозь пальцы смотрят на нелегальную работу ещё миллиона «заробитчан» – Брюссель вяло возражает подобной альтернативе миграционному размещению и гибкости законов.
Польские власти отреформировали конституционный суд с вопиющими нарушениями принципов европейской юриспруденции – Брюссель возмутился только на словах.
Эти действия сопровождались розысками российского спецназа на северо-востоке страны, созданием польского спецназа в формате ДНД, ростом закупок американского вооружения, войной с памятниками советским освободителям Польши, нагнетанием истерии вокруг смоленской катастрофы 2010 года и другими проявлениями борьбы с универсальной угрозой.
Убедившись в слабости надгосударственных структур Евросоюза, официальная Варшава атаковала лидеров ЕС с историческо-хамских позиций. Памятуя о мудрости «Лучшая оборона – это нападение!», пренебрегая неудобными фактами и опрометчиво не думая о последствиях своих наскоков.

Премьер-министр шестого по размеру и влиянию государства ЕС потребовала от Германии выплаты репараций за Вторую мировую войну. Подытожив поползновения знаменитого министра обороны, замминистра культуры (!) и ряда столь же (упоротых) активных депутатов Сейма. В их альтернативно-перпендикулярной истории Польша является самой пострадавшей от гитлеровцев страной и заждалась немецких денежных эшелонов за жертвы 1939-1945 гг.

Хотя во время Второй мировой войны в СССР погибло 27 миллионов человек, в Китае – 17 миллионов, в Польше – 6.2 миллиона.
Хотя половина польских жертв приходится на польских евреев – и компенсации их потомкам ФРГ и ГДР платили с 1945 года, объединённая Германия продолжает платить до сих пор.
Хотя последний еврейский погром состоялся в Польше… в июле 1946 года и немецкие фашисты к нему совершенно не причастны. Его проводили польские националисты и полицейские, инсценировав похищение ребёнка. С лозунгами «Завершим дело Гитлера!» было зверски убито около 50 евреев – в большинстве бывших узников нацистских концлагерей, а также женщин и детей.
Почему погром в Кельце оказался последним? Потому что советские «оккупанты» и подлинные патриоты Польши изловили погромщиков, судили, изобличили, приговорили к расстрелу и поставили к стенке уже через несколько дней после бесчинств. Но именно кельцское линчевание спровоцировало бегство десятков тысяч евреев из страны – не желают ли представители «PiS» выплатить компенсации им или их потомкам?!

Международными договорами 1953, 1967 и 1970 гг. Польша отказалась от претензий на немецкие репарации. Что ещё важнее – данный отказ подтверждён польским правительством и парламентом в 1990 году, т.е. уже в «свободной от советского владычества» стране. При вступлении в ЕС тринадцать лет назад Варшава ещё раз официально подтвердила отсутствие финансово-материальных претензий к ФРГ, иначе самого вступления никогда бы не состоялось.

Берлин пока что терпеливо разъясняет восточному соседу юридическую ничтожность и экономическую опасность репарационных претензий. Правовых оснований получить с ФРГ за нацистскую оккупацию хотя бы монетку номиналом 1 € нет. Собственно, моральные права на таковые выплаты тоже как минимум сомнительны. А вот лишиться источника 100.000.000.000 € – именно столько инвестиций и помощи получила Польша в рамках ЕС! – куда реальнее. Немецкая сдержанность и ответственность за преступления прошлого имеют свои границы. Польское же препарирование истории ставит под сомнение (кроме прочего) и существующие границы страны, откуда были выселены миллионы немцев. Компенсаций их потомкам в планах «PiS» не значится…

Выдвинуть финансовое обременение к Франции за польский военный разгром сложнее. Придётся углубиться до 1809 года, осудить агрессию Наполеона Бонапарта и гибридное освобождение Александра I. Выгоднее дождаться французских высказываний о Польше и ответить нокаутирующими аргументами вне связи с сутью затронутых проблем.
Новоизбранный президент Пятой республики проводит активную внешнюю политику и не может пренебрегать польским фрондёрством. Во время визита в Болгарию Э. Макрон раскритиковал лидеров «PiS» за вполне конкретные действия:

«Польские специалисты работают в Германии и Франции, но отчисления и налоги выплачивают в Польше… это социальный демпинг, они вытесняют наши квалифицированные кадры… польское правительство ставит себя вне рамок европейских законов и общих ценностей, подрывает смысл европейской интеграции и оказания финансовой помощи Польше…»

Ответ на критику от польского премьер-министра г-жи Б. Шидло:

«Рекомендую президенту Франции позаботиться о собственной стране. Это поможет добиться тех же экономических результатов и уровня безопасности граждан, коими гордится Польша…»

Президент Франции как раз заботился о собственной стране – которая является донором ЕС и ассигнует Польше миллиарды евро в ежегодном режиме. Одновременно предоставляя квалифицированные рабочие места с вывозом капитала и налогов опять же в Польшу.
Бичевать Францию за низкий уровень безопасности граждан, после диких терактов Ниццы и Батаклана, кощунственно и низко. Такой упрёк призван причинить боль, он абсолютно деструктивен и продуманно оскорбителен. И вот досада - Россию уже не обвинишь в искрящемся «обмене любезностями» внутри треугольника ФРГ-Польша-Франция.

К сожалению, прочтение лидерами «PiS» европейского единства основано на мнении о польской исключительности, на потреблении европейских выгод и минимальной отдаче в общую копилку. Будь то материальных благ, моральных ценностей, исторической справедливости или геополитической перспективы.
У еврейских жителей польского г. Кельц тоже была уверенность в высоком уровне безопасности, после освобождения из фашистских концлагерей и завершения Второй мировой войны. До 4 июля 1946 года, до убийственного погрома силами воинственных националистов – основного электората нынешней польской власти.