Четверг, 23.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:28:45

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Каталония: накануне референдума о суверенитете

Каталония: накануне референдума о суверенитете

Печать PDF

Ровно через месяц в испанской провинции Каталония состоится референдум по единственному вопросу – не пора ли Каталонии стать сорок четвёртым независимым государством Европы. Выйдя из-под суверенитета Мадрида и войдя в Евросоюз одним электоральным манёвром. Осуществив тысячелетнюю мечту каталонцев и мирно оставив Испанию без самого экономически развитого региона.
Приготовления к референдуму вышли на финишную прямую, стартовав во мгле феодальной смуты.

Историческим фактом является лидерство двух наиболее «сепаратистских» регионов Испании в многовековой войне за независимость всей страны – Реконкисты. Она началась в VII веке в горах Басконии и продолжилась в следующем столетии в Каталонии. Барселонское графство – форпост и тыловая база Реконкисты, символ свободы и государственности – как испанской, так и каталонской. Современная столица Мадрид окончательно отвоёвана лишь в начале XII века. В конце века XV династический брак властителя Каталонии и королевы Кастилии объединил Испанию в границах, близких к нынешним рубежам страны.

Сражения позднего средневековья оказались для Каталонии крайне неудачны, она была разделена между Испанией и Францией. Слабеющая испанская монархия в XVIII веке проводила жёсткую политику подавления сепаратизма и тем самым пестовала каталонскую самостоятельность. Первая попытка провозгласить независимость датируется 1871 годом. Накануне гражданской войны в Испании (1936-1939 гг.) регион добился автономии и дольше всех поддерживал республиканцев. Vae victis – победившие франкисты обрушили на Каталонию репрессии двойной мощности, по классовому и национальному признакам.
Автономия была упразднена и восстановлена лишь в 1978 году. Тогда же каталонский язык получил официальное признание. В 2006 году регион добился увеличения прав в финансовой, налоговой, культурной областях, в вопросах местного самоуправления и т.д.

В экономическом, географическом, историческом, культурном и даже спортивном отношении Каталония выглядит вполне солидно для европейской страны:

Население 8.1 млн. человек;
Площадь 32.1 тысячи км2;
Номинальный ВВП – 225 млрд. $ (около 20% от общеиспанского при 16% доле населения) 10 лет назад ВВП Каталонии составлял 170 млрд. $;
Экономический рост региона вдвое превышает темпы испанского прогресса на протяжении тех же 10 лет;
Развиты автомобилестроительная, химическая, фармацевтическая промышленность, туризм и сфера услуг. В сельском хозяйстве занято менее 2% трудоспособных граждан.
Влияние каталонской культуры на общемировую можно проиллюстрировать тремя выдающимися личностями: Сальвадор Дали, величайший иллюстратор сюрреализма. Антонио Гауди, величайший архитектор XX века. Хосеп Гвардиола, величайший футбольный тренер века XXI. Сотни творческих деятелей каталонского происхождения менее известны, но не менее велики.
Каталония – это современная инфраструктура, зажиточный достаток, великолепные здания, профессиональный футбол. Это гордость за прошлое, надежды на достойное будущее, борьба за сецессию в настоящем.

В каталонском парламенте доминируют национально-ориентированные партии. Их позиции после досрочных выборов в сентябре 2015 усилились. Они победили на мощной независимой волне – но амплитуда народных симпатий к отделению явно пошла на спад:

В 2009-2010 гг. более 90% каталонцев одобряли «развод» с Испанией. На демонстрации и марши «За независимость!» в 2012 году выходило до 1.5 миллионов человек – потрясающая активность, более половины взрослого населения! В 2013 году была собрана живая цепь из сотен тысяч сторонников суверенитета длиной свыше 400 км. Референдум о независимости планировался на осень 2014 – но был заблокирован испанским парламентом и конституционным судом. Вместо плебисцита состоялся опрос общественного мнения, юридически ничтожный. 1.8 млн. его участников высказались за независимость – но против проголосовали 400.000, уже 20%. Количество участников ежегодных маршей к независимости снизилось вдвое, до 0.7 млн. человек – постепенно, но неумолимо.

Третий год количество сторонников государственного единства в Каталонии растёт. Это связано с взрослением национального самосознания. С примитивностью лозунга «Хватит кормить Мадрид!» – воплощение таких идей обычно приводит к дефициту пропитания в гордых житницах. Спад сецессионных настроений связан с осознанием глубочайшей зависимости каталонской промышленности, туризма, торговли и транспорта от остальной Испании и всего Евросоюза. С пониманием сложностей независимых отношений как с Мадридом, так и с Брюсселем.
В автоматическом членстве в ЕС Каталонии твёрдо отказано. Болезненный процесс Brexit только разворачивается, но уже позволяет наблюдать проблемы отплывающего королевства. При этом Великобритания сохранила в ЕС фундамент государственности, для нынешней Каталонии совершенно недостижимый. Начиная от собственной валюты и законодательных норм, заканчивая армией с ядерным оружием, спецслужбами, таможней и т.п.

Каталонские политики продвигают игрушечную независимость, увлекаясь малозначимыми атрибутами и пикировкой с центральными властями. Вот как описывает эпохальное голосование 1 октября 2017 года президент Каталонии К. Пучдемонт:

«У нас будут урны, у нас будут бюллетени, у нас будет список избирателей – и в нём не будет ни одного каталонца, который не знает о целях этого референдума!»

Бюллетени и урны почти удалось приобрести на средства центрального бюджета и долго скандалить с Мадридом за блокировку закупок безо всяких «почти»…

Цели каталонского плебисцита и дальнейшая программа действий выглядят впечатляюще. В случае народного одобрения (в чём местные политики не позволяют сомневаться никому, включая себя), независимость Каталонии провозглашается окончательно, бесповоротно и в течение 48 часов. Местный парламент распускается – до марта 2018 года следует избрать депутатов нового государства. Они примут конституцию страны (кто её разработает, пока неизвестно). В новом 2018 году у Каталонии появится своя армия, центральный банк, верховный суд и что там ещё есть у независимых государств.

Ужасающий своей стереотипностью теракт на барселонском бульваре Рамбла распалил политический страсти вокруг каталонского референдума.

Центральные власти предложили бороться с терроризмом сообща, отменив распри вместе с референдумом – власти местные отвергли связь сецессии и террора.
Мадрид посчитал преступников обезвреженными, а спецоперацию законченной – Барселона напомнила о лидирующей роли местных полицейских в ликвидации фанатиков, о самостоятельном расследовании всех обстоятельств трагедии.
Премьер-министр Испании назвал трагедию «болью испанского народа», президент Каталонии – «ударом по каталонской стране».
Глава местной полиции огласил скорбные списки погибших испанцев и каталонцев отдельно – словно подмахнул бюллетень за месяц до референдума.

Голосование же 1 октября способно преподнести сюрприз в стиле прошлогоднего волеизъявления за океаном. К осени 2017 года около 80% жителей Каталонии поддерживают проведение плебисцита. Но соотношение сторонников и противников независимости балансирует у точки равенства сил, на рубежах 44-47%. Ещё несколько лет назад подобной интриги не было и в помине – опрос ноября 2014 тому свидетельством.

1 октября 2017 года каталонцы могут проголосовать за независимую республику – но результат их волеизъявления едва ли воплотится в государственную реальность. Будь то в 2018 или 2028 гг. Оглядываясь на Brexit, не стоит упускать из виду другие референдумы современной Европы. Например, голосование в Греции июня 2015 года. Мнение 61% греков о финансовых отношениях с международными кредиторами было выполнено правительством с обратной точностью – подорвав сам смысл общенационального голосования.

Построить самодостаточную экономику и тем более суверенную страну несколько сложнее раздачи бюллетеней, организации ежегодных демонстраций и бесконечных заявлений «Хватит кормить Мадрид!».