Среда, 23.08.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 13:00:29

Вы находитесь здесь: Мировая политика Европа Евросоюз: вызовы и перспективы их преодоления

Евросоюз: вызовы и перспективы их преодоления

Печать PDF

В столице Евросоюза - славном городе Брюсселе - состоялся очередной саммит ЕС. Повестка дня зачастивших совещаний сформулирована в июне 2016 и ещё раньше. Её обозначили скептические избиратели Соединённого Королевства, подкрепил провал трансатлантического партнёрства, усилил гулкий рокот миграции. Brexit, StopTTIP и беженцы – серьёзнейшие вызовы за всё время существования ЕС. Ни одна проблема не решена. По ним не выработана «дорожная карта» продвижения к решению или хотя бы общее понимание сути необходимого решения.

Причины подобного бессилия обсуждаются в ЕС с регулярностью 2 раза в месяц на высшем уровне и постоянно на уровнях ниже рангом. Со стабильно пустопорожним результатом. 27 политических лидеров европейских стран, объединённых в самый представительный и взаимозависимый союз современности, с деятельным участием руководства Евросоюза, договорились… разработать «план общего будущего»! К весне 2017 или позднее, если повезёт. В зависимости от появления новых осложнений, ретивости брюссельской бюрократии и строптивости бюрократов национальных.

«Общему европейскому будущему» скоро исполнится 60 лет. Оно скреплено общим рынком, общими законами, общей торговлей, общей таможней, общими тарифами, общей географией, общей внешней политикой, общими ценностями и общими идеалами.
«Общее европейское будущее» за последние 17 лет расширилось вдвое, увеличив число участников ЕС с 14 до 28. «Общее европейское будущее» официально уже сбылось, давно и бесповоротно. Как появилась необходимость обсуждать план общего будущего? Из-за выходки Brexit дерзких островитян, из-за скандального миграционного ступора, ввиду усиления заокеанского нажима имени TTIP?

Евросоюз – действительно уникальное объединение успешных и развитых государств, особенно к концу XX века. Большинство граждан ЕС обладают высокими жизненными стандартами. Нуждающееся меньшинство обеспечено таким уровнем потребительских гарантий, который и не снился большинству жителей планеты. Евросоюз зиждется на добровольном отказе национальных государств от части своего суверенитета ради вполне осязаемых выгод – материальных, гуманитарных, культурных и т.д.
К 60-летнему юбилею ЕС данная концепция себя исчерпала, а новую не удается даже сформулировать.

Европейская экономика, культура, наука, гражданское общество и личностные свободы с 1957 года продемонстрировали колоссальный прогресс. Но Парижский договор был основан на расчёте политическом. Он объединил ФРГ, Францию, Италию и страны Бенилюкса в союз угля и стали. Объединил главных антагонистов последней европейской войны на почве главного военно-экономического базиса – топлива и металла. Объединил с целью устранить сначала возможность, а потом вероятность новой мясорубки в Европе. По традиционному рубежу конфронтации между Германией и Францией, с втягиванием в бойню других держав.

Данная цель достигнута. Война между многовековыми историческими соперниками в принципе невозможна. Военно-политическое единство ЕС гораздо прочнее аналогичного NATO-параметра. Участники североатлантического альянса враждовали и воевали между собой (Великобритания с Исландией, Турция с Грецией и т.д.). Члены Евросоюза конфликтуют друг с другом языком резких декларацией, безапелляционных заявлений, скандальных интервью. Материальный максимум агрессии – забор из колючей проволоки вдоль границы с «дружественным» соседом ради изоляции от миграционного нашествия. Нападение Австрии на Венгрию или Германии на Данию совершенно немыслимо в любом виде.

Европейская модель ненасильственной интеграции привела к взаимной выгоде для всех старых участников. К открытым границам, к общим правилам ведения бизнеса, к умножению благ и возможностей. Евросоюз достиг пика своего могущества 12 лет назад. И тогда же совершил масштабное, стратегическое и ошибочное расширение вслед за НАТО.

Как часто бывает при успешном достижении вершины, подъём сопровождался головокружением. В Евросоюз приняли (с небольшим интервалом) сразу 12 новых стран Центральной и Восточной Европы. Завязались дискуссии о трансконтинентальной интеграции, о единой Европе за пределами формально европейских границ.

Поспешное расширение Евросоюза было и остаётся колоссальной проблемой данной организации. Причем эту проблему нельзя даже обсуждать, т.к. вся философия интеграции строится на пользе одностороннего расширения. Brexit нанёс философской теории нокаутирующий электоральный удар. Хотя элитарность расширительного процесса была очевидна ещё 12 лет назад. Референдумы во Франции и Нидерландах по вопросу единой европейской конституции тому примером. Большинство французов и голландцев отказались от федеративного устройства ЕС ещё в 2005 и 2006 годах.

Широкие европейские массы сохраняли приверженность национальным государствам и скепсис относительно новых участников ЕС. Но элите и бюрократии виднее, что лучше для (собственного благополучия) народного счастья! Раз референдумы дают отрицательный результат, стоит отбросить конституционную реформу и завершить интеграцию договором. На правительства и парламенты рычагов влияния хватит.
Так появился Лиссабонский договор, согласно которому брюссельские клерки забрали себе право общеевропейских решений безо всяких референдумов. Последовал мировой финансовый кризис (формально преодолённый в 2009) и кризис доверия внутри ЕС, из которого ЕС не может выбраться и поныне.

С 2008 года Евросоюз испытывает нарастающие трудности, словно втягиваемый в бурю перегруженный корабль.
Выход новобранцев из мирового кризиса-2008 настолько затянулся, что половину команды мутит от морской болезни восьмой год подряд. Состояние старожилов немногим лучше – для демонстрации прогресса приходится манипулировать со статистикой. Радостная поддержка волн «арабской весны» обернулась цунами из беженцев, лезущих на судно из кипучей стихии. Целая группа матросов отказывается размещать в своих каютах новых пассажиров. Другие возмущаются перенаселённостью собственных апартаментов. И грозят урезать финансирование изоляционистам, страдающим от морской болезни и ксенофобии. Одна из наиболее комфортабельных и развитых секций корабля заявила об уходе в самостоятельное плавание. Сотрудничество с американским авианосцем грозит бесправием в воронке заокеанской исключительности…

Достижения Евросоюза последних лет де-факто деградировали. Террористическая угроза и миграционная опасность сделали шенгенскую зону далёкой от былой свободы человеческого перемещения. Верноподданные вассалы, вставшие под знамя «€» в XXI веке – Латвия, Литва, Словакия, Эстония, Греция - весьма далеки от успехов на финансово-экономическом направлении. Отдельные участники - Венгрия, Польша - могут и вовсе позволить себе безболезненно проигнорировать брюссельские указания.

За последние 10 лет заявки на вступление в Евросоюз отозвали власти Норвегии, Швейцарии и Исландии, при поддержке большинства населения своих стран. Уже этот факт (в трёх высокоразвитых экземплярах!) свидетельствует о тупике европейской интеграции столь же весомо, как и Brexit.

Структуры ЕС монополизировали право на само понятие «Единая Европа», что далеко от реальности. Централизованного государства, этаких Соединённых Штатов Европы, построить очевидно не удалось. При всём могуществе немецкой экономики Германия не способна увлечь за собой 500 миллионов человек из 27 стран в едином толерантном порыве. К чему приводят порывы германских лидеров, видно из миграционного состояния самой ФРГ и роста всеевропейской популярности правых партий.

Без отказа от элитарности ЕС, от широкой демократизации принятия важных решений, от преобладания бюрократии над жизненным многообразием Евросоюз станет форумом для отвлечённых дискуссий. Участникам которого не хватает решительности для констатации бесполезности собственных речей и опасности балласта в бурном море перемен.