Воскресенье, 17.12.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 05:22:35

Вы находитесь здесь: Кризисы и конфликты Миграционный кризис Миграционный кризис ЕС: с вещами на выход?

Миграционный кризис ЕС: с вещами на выход?

Печать PDF

Воскресный венгерский референдум, посвящённый миграционному кризису в ЕС, удивительным образом удовлетворил и сторонников, и противников национального изоляционизма.

Более 98% участников голосования отвергли право Брюсселя навязывать Венгрии приём беженцев по квотам либо иным способом. В абсолютных цифрах евроскептиков В. Орбана & Co поддержало свыше 3.63 миллионов человек – как граждан республики, так и представителей венгерских диаспор за рубежом. Два года назад на парламентских выборах партия премьер-министра получила 2.26 млн. голосов – что не помешало электоральной виктории с контролем 133 депутатских мандатов из 199.
В октябре 2016 альтернативную ЕС политику одобрил практически каждый участник венгерского референдума. Налицо полный триумф сторонников жёсткого антимиграционного курса.

Однако явке венгерских избирателей не удалось достичь заветного рубежа «50% + 1 голос», что означает юридическую ничтожность всего референдума. Dura lex, sed lex. Собственно, и при высокой явке результаты плебисцита имели консультативный характер для самого Будапешта и совершенно точно ни к чему не обязывали Брюссель.
Формально Венгрия обязана следовать общим правилам ЕС относительно миграционного кризиса, вне зависимости от результатов и легитимности октябрьского референдума.
Фактически Венгрия не будет следовать общим правилам ЕС относительно миграционного кризиса – опять же вне зависимости от результатов и легитимности октябрьского референдума.

Венгерская фронда отнюдь не одинока. Её полностью поддерживают политические элиты и общественность Польши, Чехии, Словакии, Хорватии, Словении. С определёнными оговорками венгерский демарш одобряют в Литве, Латвии, Эстонии, Болгарии, Румынии и даже в Австрии. Почти половина участников Евросоюза – они же страны-транзитеры для беженцев и дотационные государства для евробюджетов – категорически не согласны с присутствием «инородцев». Будь то на постоянной или временной основе. Аргументы несогласия были представлены в агитационной компании венгерского референдума – непомерные социальные траты, угроза культурной идентичности, чуждый менталитет, появление криминальных и маргинальных районов, террористическая опасность и т.п.

При этом вся дискуссия и все решения на тему квотирования беженцев исчерпывающе характеризуют дистанцию между брюссельской бюрократией и подлинным масштабом миграционного кризиса. Согласно сложным, скрупулёзным (и бесполезным!) подсчётам еврокомиссаров, необходимо переразместить в 28 государствах Евросоюза 160 тысяч человек. Из них в Венгрии 1.294, в Латвии – 531, а в Польше – почему-то всего 460. Хотя Польша вчетверо крупнее Венгрии и вдесятеро солиднее Латвии по любым социально-экономическо-территориально-демографическим параметрам.
Система распределения мигрантов абсолютно нежизнеспособна. В покорной воле ЕС Латвии квотированных переселенцев запихнули в тесное здание единственного миграционного центра и запретили им работать ввиду незнания латышского языка. Стимулов изучать государственный язык не появилось, как и собственно языковых курсов. Размер латышского пособия (2.15 € в день) на фоне европейских цен совершенно нищенский, перспектив никаких, настроения местного населения варьируются от настороженных до враждебных. Большинство мигрантов сбежали в благополучные страны ЕС, едва выправив латвийские документы.

Только в 2015 и в первой половине 2016 года в Евросоюзе оказалось не менее 1.5 миллионов новых европейцев. Они прибывают ежедневно. Квоты ЕС касаются 10% от растущего количества переселенцев, а выполняются квоты на 1%.
Невозможно вычерпать бассейн чайной ложкой, особенно при постоянном пополнении бассейна. Усилия же Брюсселя сосредоточены на замене ложки объёмистым решетом с целью обрызгать всех участников процесса. Бесплодность вычерпывающей активности очевидна на уровне примитивной арифметики и начальной логики.

Ограничение миграционного притока – лишь часть кризисного решения, определённый прогресс на данном направлении достигнут. Худо-бедно работает сделка «Турция-ЕС», ведётся борьба со средиземноморскими контрабандистами, без лишнего шума уничтожаются средства перевозки, задерживаются одиозные фигуры данного бизнеса. Касательно пробравшихся в ЕС мигрантов озвучены идеи принудительной депортации. Совершенно немыслимые ещё год назад, когда новостные каналы пестрели радостными церемониями тёплых встреч и решительным «Мы справимся!» от А. Меркель.
Осенью 2016 Европе предлагают справиться с высылкой нежелательно-нелегальных переселенцев. Наибольший резонанс вызвало предложение президента Чехии, т.к. оно имеет комплексный характер.

Милош Земан давно заслужил реноме решительного оратора, подтвердив и упрочив его в недавнем интервью Financial Times. Выход из европейского кризисного тупика обрисован М. Земаном размашистыми штрихами:

- Права на постоянное проживание и интеграцию в ЕС достойны менее 30% переселенцев 2015-2016 гг.
- Остальные являются экономическими мигрантами и подлежат высылке. Либо добровольной на родину, либо принудительной в депортационные центры.
- Права на воссоединение семей ни одной из категорий мигрантов ждать не стоит, как минимум в ближайшие несколько лет.
- Центры депортации надлежит организовать на островах Греции и в некоторых районах Ливии.
- Правопорядок и снабжение гетто обеспечит Евросоюз, что обойдётся гораздо дешевле расходов на мигрантов внутри ЕС.
- Греция должна европейским финансистам и МВФ сотни миллиардов долларов, Ливия после бомбовой демократизации нуждается во всём. Принудить эти страны к размещению мигрантов вполне реально.

Предложение президента Чехии М. Земана незамедлительно поддержал глава венгерского правительства В. Орбан. О нём благоприятно отозвался глава австрийского МИД и премьер-министр Баварии. Избавление от афро-азиатских переселенцев одобряют миллионы европейских избирателей. Их настроения демонстрируются на референдумах и в ходе демонстраций, их приходится учитывать при выработке политических решений.

Пограничный «железный занавес» и принудительная депортация действительно способны радикально урегулировать миграционный кризис Евросоюза. Расчёт на ливийскую нужду, на греческую податливость, на общеевропейский изоляционизм вполне обоснован. Далёкая Австралия решила аналогичную проблему именно так – созданием и финансированием лагерей беженцев в Папуа-Новой Гвинее. Фактической невозможностью проникнуть на Зелёный континент любым мигрантам, беженцам, переселенцам.
Интрига ближайшего будущего заключается в желании и способностях европейской бюрократии к исполнению подобного кульбита. От возвышенного «Wir schaffen das!» до свирепого «Лицом к стене! С вещами на выход!».